Troll (d1se) wrote,
Troll
d1se

  • Mood:

Летом 41-ого (начало)

Я иногда повторяю посты о семье, поскольку состав френдов меняется. История семьи для меня важна, а сейчас, когда потоком идут воспоминания о родном городе, мне особенно хочется вспомнить свою родню. Не ссылку дать, а именно пост поставить.

До революции на Украине был славный город Екатеринослав, по-одесски говорливый, по-полтавски хохлацкий, по-харьковски промышленный. Хороший город. Большевики не захотели, чтобы город носил имя развратной царицы, и обозвали его Днепропетровском.
Вовсе не в честь царя-плотника, а в честь какого-то деятеля по фамилии Петровский, утверждавшего на Украине советскую власть. Новое имя не прижилось. Сократили до короткого «Днепр», так и осталось.
Город находился очень далеко от границы СССР, но, несмотря на дружное утверждение всех советских учебников истории о «провале тактики блицкрига», он стал прифронтовым чуть ли не с первых дней войны. Слава Б-гу, из него не стали делать второй Смоленск или Севастополь, а сходу решили сдать немцам. 7 августа 1941г населению официально объявили о начале эвакуации.
Почему я так хорошо знаю эту дату, столь незначительную для истории великой войны? Потому что в этот день одной школьнице из Днепра исполнилось 16 лет. Это была моя мама. .

Советские люди всегда привыкли делить официальную информацию на 10. Вот почему Екатеринославские евреи неоднозначно относились к рассказам об «окончательном решении еврейского вопроса». Действительно велись разговоры о сходстве немецкого и идиш, о невозможности подобного для нации, давшей миру Бетховена и Гете…
Вряд ли мамина молоденькая тетушка думала о родстве языков или сумрачном германском гении. Мама говорила, что той жаль было бросать приданое, заботливо собранное бабушкой для последней незамужней дочки. Она решила остаться и уговорила свою мать не уезжать. Приданое, видать, и вправду было неплохое. Из-за него местная дворничиха взяла страшный грех на душу: мамину тетю и мою прабабушку расстреляли во рву за городом одними из первых. Хоть в оккупации они не мучались. А дворничиха перебралась в их квартиру, а потом убежала вслед за новыми хозяевами. Не думаю, что до наших дней сохранились где-то тетушкины вышитые скатерти и постельное белье. Но, возможно, в какой-нибудь добропорядочной немецкой семье до сих используют столовые приборы с непонятной монограммой и хранят незатейливое золотое колечко, из-за которого много лет назад еврейская девушка рискнула своей и чужой жизнью…

Бабушка моя всегда свято верила тому, что говорят по радио и пишут в газетах. Поэтому семья однозначно решила эвакуироваться. Седьмого же августа были собраны рюкзаки, а маме моей было велено сфотографироваться. В каждый рюкзак бабушка положила по фотографии: бомбежки в дороге могли ничего не оставить от человека, а фото помогло бы идентифицировать личность. С дедом было сложнее… Он не имел права уехать, не эвакуировав партийный архив. Конечно, мерзкие бумажки были куда важнее дедовой жизни. Кому он был нужен, этот опальный партиец, бывший меньшевик? Один из немногих, кто случайно выжил под пытками и вышел на волю после «разоблачения ежовщины»? Несмотря на три ромба в петлицах (соответствует генеральскому званию – d1se), он был теперь совершенно непригоден к любому виду воинской службы. Так зачем было думать о нем и его близких? (Сын меня поправил: не меньшевиком, а эсдеком. Мне бабушка рассказывала в малосознательном возрасте, а он помнит правильнее. Насчет генеральства - его же поправка. Комкор не был переаттестован в генерала, такое случалось в конце 30-х, особенно вдали от Москвы).

Но судьба или Б-г были милостивы к моей родне. Даже поганый партархив им в этом помог. Продолжение следует…
Tags: Семья
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 32 comments