Troll (d1se) wrote,
Troll
d1se

Category:
  • Mood:

Харьков, 20 лет спустя. ХПИ- Alma mater.

Ранее рассказано об «их нравах» , кулинарной ностальгии, храмах, Павловом Поле, парке Горького, Площади, Сумской, Парке Шевченко, Пушкинской, Центре.

Про ХПИ, вероятно, мало кому из френдов интересно, у меня в друзьях почти нет выпускников Alma mater. Но посмотрим на дело иначе: если бы я вернулась из Европы и стала бы рассказывать про Сорбонну, Оксфорд или Тартуский (Дерптский) университет, то это, уверена, прошло бы на «ура». А ведь Харьковский Политех не хуже, в нем хватает и красивых старых зданий, и великих теней. Так что давайте посмотрим на него, вместе со мной, глазами туриста.

Одно из первых зданий ВУЗа - Главный аудиторный корпус, когда-то бывший просто Главным. (Когда-то – это не в годы моей учебы там, а в начале ХХ века…). Академической учебе и науке явно не хватает средств на косметический ремонт, побелены только детали главного входа, но красоту ничем не испортишь.



Внутри все ухожено, портрет первого ректора тогдашнего еще не политеха, а Практического технологического института на месте. Как и доска на фасаде здания.





Вообще, из памятных досок, убрали только одну, про Подгорного. Меня и в те времена, что она висела, удивляло, что председатель правительства СССР мог тут учиться. Земля ему пухом, но никак не тянула его личность на имидж человека с высшим образованием. Красин, например, на своем месте и Мациевич – тоже.





Возможно потому, что отец-основатель ВУЗа Кирпичев был механиком, преподавание теормеха, сопромата и ТММ в ХПИ всегда было традиционно сильным. Как я обожала сопромат! Рассчитать какую-нибудь балку или двутавр для меня было сплошным удовольствием по той простой причине, что меня этому хорошо учили.
Все эти кафедры находились в Главном аудиторном корпусе (ГАК), и им там было тесновато. Возможно, поэтому здание расширили, как я понимаю, не так давно. Я вижу здесь удачный пример тактичного совмещения старого и нового.



Впрочем, ректорат и прочие чиновники в ГАКе давно уже не сидели, был построен Директорский корпус. Но лекции у нас там тоже бывали.



Я зашла посмотреть, здание внутри изменилось мало.



И памятные доски тоже на месте.





Где-то с середины 70-х в СССР пошла мода на создание мемориалов погибшим в Отечественной войне. В ХПИ память студентов и сотрудников увековечили в начале 60-х, без шума и помпы. Скромный мемориал не изменился, он такой же, как и на старых черно-белых фотографиях, что еще с тех давних времен хранятся в моих альбомах.



Химкорпус. Здесь учился мой папа, закончил три курса химико-технологического, а потом началась война. Про это в другом месте рассказано . И здесь же учились все многочисленные химики нашей семьи, мои тети и дяди. Сейчас, кроме меня из династии никого не осталось, к сожалению.
Хорошо видно, что здание достраивали несколько раз.



А если зайти « с тыла», то можно увидеть современные вытяжки и старую. Уверена, она прекрасно работает.



В химкорпусе я слушала много лекций и делала массу лабораторных работ, но он не был для меня главным, главным было другое старое здание, Технической корпус.



Академик Атрощенко, профессор Тютюнников… Когда я училась здесь, они были живы, читали нам лекции.
Среди ушедших заведующий кафедрой твердого топлива, единственной «мальчиковой» кафедрой на факультете органической химии, профессор Белов, директор УХИНа Михаил Григорьевич Скляр, неподражаемый профессор Нестеренко.







Нестеренко преподавал до войны, мой папа был его студентом. Однажды мы шли по ХПИ вместе и встретили его, папа сказал, что я тоже начинаю учить здесь химию. А потом спросил о здоровье. Крупный, вальяжный, с седой шевелюрой и совершенно киношной профессорской бородкой клинышком, Нестеренко округло развел руками и сказал: «Возраст, батенька возраст! Сию болезнь лечить нечем». Что-то я в последние годы часто цитирую его…

Моя кафедра.



Здесь до сих пор работают на надежных ламповых приборах. Оставим снобизм, они куда стабильнее нынешней электроники.



Студенческая аудитория. А когда-то здесь была лаборатория, где я делала свою дипломную работу.



Это был так называемый «реальный диплом», результаты такой студенческой работы докладывали на конференциях, публиковали, применяли на практике. Студенты с этого никаких дивидендов не имели, но нам платили к стипендии еще и зарплату, полставки лаборанта, совсем неплохая сумма в итоге получалась.

Не знаю, как сейчас, но ХПИ, в свое время, входил на Западе в список технических ВУЗов, выпускникам которых отдавалось предпочтение при приеме на работу. Там были в основном столичные учебные заведения: Бауманское, Менделеевка, ЛЭТИ, МИФИ. А из провинциальных - только Новосибирский и Казанский университеты и наш ХПИ.
Его украшают и достраивают. Надеюсь, он будет всегда на высоте.



Я не везде походила, но многих вспомнила. У меня не получилось писать о родном Политехе с точки зрения туриста. Чем дальше от меня тот день, когда я вышла уз Alma Mater с «корочками» в руках, тем яснее мне становится, что нас там хорошо учили. Что со всеми поправками на советскую действительность нам дали там не только обширные знания в различных технических областях, но и нечто гораздо большее: умение думать. А это, как ни крути, традиция. Старая традиция хорошего учебного заведения, идущая из далекого XIX века.



Это – лестница в химкорпусе. Ступени стерты, такими же они были и в далеком 69-ом году, когда я впервые пришла на лекцию в Большую химаудиторию. Много разных людей спускалось и поднималось по ней за эти годы, ей же скоро стукнет 150 лет. И наверно, не надо ее обновлять, ходить по ней удобно. Ее широкие и не высокие ступеньки выдержат еще много поколений студентов. Лишь бы было кому учиться и учить.
Tags: Ностальгия, Путешествия, Харьков
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 66 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →